КУРС ЦБ $ USD 64,2101 EUR 70,6761
00:00:00  00.00.0000
Москва 0 , 0м/с
Russia remains a shortage of beef
In 2019, production will grow in the range of 1%
Подписаться на новости

Развитие сектора производства говядины, в лучшем случае, остановилось, но есть подозрение, что его состояние уже предкризисное. Об этом «Агроинвестору» рассказал глава Национального союза производителей говядины (НСПГ) Роман Костюк. Согласно индексу промышленного предложения мяса, который рассчитывает группа «Черкизово», в январе-сентябре предложение говядины оказалось на 4% меньше, чем за аналогичный период прошлого года, хотя по итогам сентября показатель увеличился на 2%. Импорт из Беларуси восстановился после сокращения из-за действующего с апреля запрета на ввоз мяса на кости, при этом поставки из дальнего зарубежья были примерно на уровне сентября 2018-го, а производство выросло на 5%, говорится в исследовании компании.

По оценке эксперта Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Анны Кудряковой, на рынке сохраняется дефицит говядины. Так, в Сибири, где в этом году производство в товарном секторе сократилось более чем на 10%, ряд убойных предприятий даже останавливали работу из-за отсутствия скота, знает она. Осенью предложение в некоторых регионах традиционно немного повысилось, но это временное явление. В целом нехватка КРС отмечается во всех регионах, что способствует формированию высоких цен. Снижение объемов импорта говядины также довольно заметно, добавляет Кудрякова. По данным ФТС, за январь-август Россия закупила за рубежом 49 тыс. т охлажденной говядины (на 27,6% меньше, чем годом ранее) и 146,2 тыс. т замороженной (-4,5%). В сентябре импорт говядины составил 60,1 тыс. т — на 1,5% ниже показателя сентября 2018-го.

Объемы производства говядины не снижаются в сравнении с прошлым годом или даже незначительно растут в связи с более рациональным использованием шлейфа молочного скота и развитием мясного скотоводства, не соглашается руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. По данным Росстата, за девять месяцев этого года производство КРС на убой во всех хозяйствах увеличилось на 1,3% до 1,7 млн т в живом весе, в том числе в сельхозорганизациях пророст составил 2,1% до 724,6 тыс. т. Хотя в ряде регионов действительно зафиксирована отрицательная динамика: например, в Сибирском федеральном округе сельхозорганизации сократили производство на 12,2%, в Дальневосточном — на 10,7%, в Уральском — на 3,8%. По прогнозу Юшина, по итогам года производство говядины может увеличиться на 1%. По его словам, говядина по-прежнему важна для мясопереработчиков, которые стремятся обеспечить постоянное качество продукции из нее или с обязательным ее содержанием. При этом цена на говядину, в отличие от свинины и птицы, за последние пять лет постепенно росла, обращает внимание он.

Однако возможностями, которые выпадали в связи с довольно неплохой ценой на говядину, в итоге воспользовались посредники, деньги почти не доходят до самих производителей, а если эти средства и приходят в отрасль, то их хватает только на «латание старых дыр», считает Роман Костюк. Главной проблемой производителей говядины стала разобщенность, отсутствие должной коммуникации при решении общих проблем и внятной инфраструктуры, уверен он. Мясо в основном производится в малых и средних хозяйствах, у которых нет доступа к конечным покупателям, и маржа оседает в руках тех, кто недорого закупает сырье и перепродает его переработчикам или рознице. К тому же сама модель отраслевого предприятия крайне ущербна, лозунг «я все сделаю сам» исключает возможность развития, ведь на все денег и знаний не хватит, сетует глава НСПГ. Получается, что у скотоводов не остается средств, которые можно было бы потратить на развитие в рамках принятых бизнес-моделей.

По косвенным признакам специалисты союза также отмечают снижение доли мясного скота и провал в рентабельности отраслевых проектов. Производство специализированного мясного и помесного скота увеличилось на 8,1% до 315,4 тыс. т, уточняет Минсельхоз. По предварительным данным, на 1 октября поголовье мясного и помесного скота во всех хозяйствах составило свыше 3,9 млн животных, что на 110,8 тыс. голов (2,9%) больше, чем в прошлом году. Росту сегмента специализированного мясного скотоводства способствуют меры господдержки, направленные в том числе на реализацию крупных инвестиционных проектов и создание высокопродуктивных стад, говорится в сообщении ведомства. «Производство говядины может быть рентабельным исключительно в системе кооперации на принципах разделения труда, иначе это скорее хобби, чем бизнес», — говорит Костюк. По его мнению, новых промышленных проектов производства говядины в ближайшее время не появится, а создаваемые небольшие фермы КРС практически никак не влияют на рынок.

Тем не менее, говядина и живой скот обладают серьезным потенциалом, в том числе экспортным, на них есть стабильный спрос на мировом рынке. «Тот же Узбекистан готов покупать», — говорит Костюк, отмечая, что стран, где востребована говядина, довольно много. Хотя спрос в силу инерции поставщиков и производителей, по его словам, не даст мгновенной реакции для развития отрасли: чтобы было, что продавать, одного лишь канала сбыта недостаточно, нужна внятная государственная политика, стратегически стимулирующая инвестиции в средства производства, маточное поголовье КРС мясных пород. Пока же экспорт говядины в 2019 году без учета субпродуктов составляет менее 1% от всего произведенного мяса внутри страны, подсчитывает Кудрякова.

 

Фото: gastronom.ru

Источники: Агро Инвестор