КУРС ЦБ $ USD 68,6319 EUR 77,9658
00:00:00  00.00.0000
Москва 0 , 0м/с
Agroprogres: how the rest of the grain. Lyudmila Zueva on the prospects of development of agribusiness in 2020
This year will see a tangible milestone, when it will be possible to assess the effectiveness of the undertaken in recent years, efforts to understand whether we need to adjust the strategy of development of the agricultural sector and its export agenda
Подписаться на новости

Одной из ключевых целей последних полутора лет для сельского хозяйства стала диверсификация структуры экспорта. Было принято решение о необходимости снижения доли зерновых, составляющих сейчас порядка трети объема вывоза, до 25% и пропорциональном развитии поставок продовольствия с высокой добавленной стоимостью. По результатам 2019 года мы увидели, что хотя доля зерна и падает (за первые три квартала она сократилась на 10% и в денежном, и в натуральном выражении), значительного роста экспорта продукции высоких переделов не происходит. Более того, зерно, похоже, является единственным направлением, в котором наблюдается стабильный рост бизнес-активности. В этом году продолжится начатый в 2019-м внутренний передел рынка. ВТБ сейчас является крупнейшим владельцем экспортной зерновой инфраструктуры. Такие активы, как НЗТ, НКХП, «Рустранском» (являющийся владельцем крупнейшего парка зерновозов РАТ), «Мирогрупп», уже ассоциированы с банком. Договоренности с «Эфко» расширяют зону влияния ВТБ на экспортную инфраструктуру в морском порту Тамани, где, помимо зерна, будет переваливаться и продукция масложировой отрасли. Из глубоководных терминалов пока не очевидна судьба КСК, однако, учитывая высокую долговую нагрузку компании, можно предположить, что и на этот таргет может появиться покупатель. В каком ключе завершится консолидация отрасли, в 2020 году, вполне возможно, станет уже понятно.

По оценке Минсельхоза, к 2024 году вывоз зерновых составит 60 млн т, или $11,7 млрд в стоимостном выражении. Расчеты КПМГ показывают, что это, возможно, консервативное ожидание, и экспортный потенциал может значительно превысить заявленные показатели. Зерновые — это та сфера АПК, где Россия уже мировой лидер. Например, по объемам внешних поставок пшеницы наша страна почти вдвое опережает экспортера №2 — Канаду. Верно ли в таких реалиях смещать фокус с зерна на продукцию добавленной стоимости, когда именно зерновой экспорт способен компенсировать недобор целевых объемов по другим отраслям? Или стоит уравнять в правах эти категории с точки зрения стратегии развития сектора? 2020 год — самое время ответить на этот стратегически важный вопрос.

Говоря же о перспективах наращивания экспорта в других товарных группах, стоит отметить достигнутые в 2019 году успехи по открытию новых рынков для нашей мясомолочной отрасли. Прошли первые поставки свинины во Вьетнам, говядины в Бразилию, птицы и питьевого молока в Китай. Также Россия получила возможность отгружать свинину, говядину и птицу в Венесуэлу, говядину — в Бразилию, мясо кролика — в Южную Корею, птицу — в ОАЭ. В наступившем году работа в этом направлении должна быть продолжена.

В масложировой отрасли ожидаемые показатели экспорта к 2024 году должны превысить текущие результаты почти в три раза (цель — $8,6 млрд). В отрасли идут дискуссии, за счет чего достигать этого показателя: на продукции переработки масличных или на маслосеменах. Среди игроков отрасли есть идеи по ограничению экспорта маслосемян и повышению экспортной пошлины на данную категорию. Осталось только решить, какое стимулирование вывоза эффективнее — через запреты или через поддержку?

Одним из важных вызовов в 2020 году будет являться работа с позиционированием российской продукции за рубежом и формированием благоприятного имиджа страны у иностранных потребителей. Она требует значительных финансовых и временных инвестиций, но опыт предыдущих лет показывает, что без этих вложений закрепиться на новых рынках нам не удастся. В первую очередь это актуально производителям продукции для конечных потребителей, но формирование бренда страны в целом может положительно повлиять и на восприятие продукции первых переделов нашими партнерами за рубежом. В страновом позиционировании критичную роль играет убеждение и поддержка самого государства, и не только напрямую в сфере сельского хозяйства, но и в спорте, искусстве, традициях и т. п.

При всем этом необходимо ориентироваться на мировые тренды. Они пока не так ярко выражены в России, но их наличие отрицать уже не получится. Среди них — дальнейшая популяризация ЗОЖ, органическое производство, внимание к проблеме изменения климата и следование принципам устойчивого развития, в частности стремление к большей экологической стабильности и ответственности за свои действия, которые выражаются в приближении к новой парадигме безотходного производства.

В производстве продуктов переработки особенно хочется отметить инвестиции нефтяных компаний. В частности, в биотехнологии по выпуску биопластика из продуктов переработки сахарной свеклы и зерновых. Рынок биопластика — относительно новый тренд, и даже в мире в целом пока производство биопластика составляет около 1% от общего выпуска пластика. Но темпы роста в 4% в год показывают перспективность данного сегмента.

Традиционное мясо в недалеком будущем может потерять свое место в потребительской корзине из-за резкого удешевления субститутов. Поэтому производителям этой категории уже стоит задуматься о «безмясном» будущем, подобно тому как нефтяники учитывают в своих стратегиях бескарбоновые перспективы. Некоторые российские производители, кстати, уже инвестируют в разработку искусственного мяса. Так, позицию лидера этих инноваций занял «Мираторг», запустив такое производство.

До 2024 года остается не так много времени. Сжатые сроки для наращивания экспорта будут стимулировать сельхозтоваропроизводителей и соответствующие ведомства принимать нестандартные решения, чтобы сделать рывок для достижения значимого прогресса в показателях роста. Уверена, что в наступившем году мы сможем с интересом наблюдать за происходящими изменениями.

Источники: Агро Инвестор