КУРС ЦБ $ USD 63,7698 EUR 69,0882
00:00:00  00.00.0000
Москва 0 , 0м/с
Как справиться с угрозой продовольственной безопасности России
Угроза продовольственной безопасности связана отнюдь не с санкциями, а с обеспеченностью техникой. Сейчас все объясним.

В России на данный момент на 1 тыс. га пашни приходится 3 трактора. Причем этот показатель постоянно снижается начиная с 1990 года. В 2018 году сокращение составило 2,7% по сравнению с 2017 годом, а за последние пять лет этот показатель уменьшился на 18,6%. Таким образом, на один трактор приходится 337 га пашни. Это много, поэтому приводит к быстрому износу техники. Во Франции и Германии, например, один трактор обрабатывает 16–18 га пашни.

По обеспеченности тракторами мы отстаем в несколько раз не только от западных стран, но и от ближайших соседей. В Белоруссии на 1 тыс. га пашни приходится более 9 тракторов, в Казахстане — 6. В Канаде — 16 тракторов на 1 тыс. га, в США — 26, Китае — 28, Германии и Франции — 65 тракторов

Между обеспеченностью техникой и качеством урожая есть прямая связь. В последние десятилетия качество отечественной пшеницы снизилось, что повлекло за собой даже изменение ГОСТа на муку. Это напрямую связано с ухудшением материально-технической базы. Практически перестали собирать 1-й и 2-й классы пшеницы. Основная масса собираемого сегодня в России зерна — это 3–5-й классы в пропорциях, диктуемых погодными условиями. Соблюдается известное правило: чем больше урожай — тем он хуже. Влияние погодных условий усиливается слабостью материально-технической базы.

Нехватка техники оказывает негативное влияние на урожайность в силу высоких потерь при уборке. Текущие показатели обеспеченности тракторами и комбайнами близки к критическим. Потери урожая уже составляют порядка 20–30% при обеспеченности техникой менее 10% от нормативной потребности по тракторам и около 30% по комбайнам.

Парк тракторов и комбайнов в стране многократно ниже нормативной потребности, крайне изношен и при этом постоянно снижается. Это в перспективе грозит ухудшением качественного состава урожая и повышением потерь при уборке.

Что делать? Разумеется, увеличивать количественный и качественный состав сельхозтехники в фермерских хозяйствах. Это не так просто: согласно данным Минсельхоза России, для полноценного обновления машинно-тракторного парка по основным видам техники потребуется более 1,6 трлн рублей. В следующие десять лет нужно приобретать ежегодно по 56 000 тракторов (сейчас только 12 000) и по 16 000 зерноуборочных комбайнов. Сейчас у российских аграриев нет возможности инвестировать средства в закупку большого количества техники.

Отечественные машиностроительные компании сегодня способны обеспечить аграриев техникой, однако, например, по колесным тракторам выбор моделей ограничен. В России не хватает отечественных энергонасыщенных тракторов (от 500 л. с.) и малых машин (100–300 л. с.).

Выход из ситуации, на первый взгляд, видится в трансфере передовых (как правило, западных) технологий. Например, в рамках так называемого специнвестконтракта (СПИК). СПИК дает инвесторам государственные льготы и субсидии в обмен на инвестиции в производство в России. В новой версии СПИК (версия 2.0, принятая в этом году) инвестор обязуется разработать и (или) внедрить современную технологию из перечня, утвержденного правительством, производить на основе вышеуказанной технологии продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. В течение определенного времени необходимо вложить определенное количество инвестиций. Механизм должен стимулировать привлечение в российскую экономику передовых технологий и обеспечивать кооперацию отечественных производителей с зарубежными. Однако здесь есть ряд «но».

Чем может закончиться ориентация на сотрудничество с западными компаниями и привлечение западных технологий, наглядно демонстрирует ситуация с ГАЗ. Германский автостроительный концерн Daimler и некоторые другие иностранные компании прекратили контакты с попавшей под санкции «Группой ГАЗ», контролируемой российским бизнесменом Олегом Дерипаской. ГАЗ — крупнейший производитель коммерческих автомобилей в России. Дерипаске пришлось сократить долю во владении в своих компаниях, чтобы удовлетворить управление по контролю над иностранными активами (OFAC) Министерства финансов США (!). Эта лицензия устанавливает дедлайн, до которого можно совершать сделки с ГАЗом, не опасаясь действия санкций. Последняя выданная лицензия истекла 8 ноября.

Есть и другие наглядные примеры. Например, российский производитель турбин и котлов «Силовые машины» Алексея Мордашова находится под санкциями США. Компания считает недопустимым заключение специнвестконтракта с иностранными производителями газовых турбин большой мощности (ГТБМ). В российской компании опасаются, что если будет заключен СПИК с зарубежными машиностроителями, то «могут быть сведены к нулю» попытки российских компаний создать в РФ отечественную технологию ГТБМ. Опасения продиктованы тем, что при заключении СПИК разрешается трехлетняя отсрочка по локализации. За это время тот же «Сименс» может поставить со своих складов в РФ до 20 ГТБМ и сделать бессмысленным создание в России аналогичных турбин.

Многие скажут: ну и что? Ведь это же рынок, свободная конкуренция. Зачем изобретать велосипед, да еще и ждать, пока его научатся производить на российском предприятии? Ответ прост и сложен одновременно.

Если принять эту логику, то через пару лет в России не останется производств (это касается и турбин, и тракторов, и автомобилей), через 5 лет не останется конструкторских школ, через 10 лет станут не нужны технические вузы. А потом могут быть и новые санкции, в результате которых придется приобретать уже готовую технику у иностранцев в обмен на нефть или полезные ископаемые. Но дело даже не в этом. Производство сельхозтехники субсидируется и на Западе, и в Китае (инструмент СПИК позаимствован, кстати, у Поднебесной, но там выстроена целая госсистема по трансферу технологий, поддержке экспорта и льготным кредитам, позволяющая предприятиям иметь гарантированный рынок сбыта).

Сегодня в России нет предприятий, которые выпускали бы полную линейку тракторной техники — от «классических» тракторов до энергонасыщенных машин. Крупные производители («Кировец», «Агромаш», «Ростсельмаг») выпускают пока только трактора какого-либо одного или двух сегментов. Однако создание предприятия-фуллайнера, способного удовлетворить спрос аграриев на любую разновидность тракторной техники, уже не за горами.

Недавно Ростсельмаш обьявил о планах по созданию в Ростове-на-Дону тракторного полного цикла. Фактически впервые в России на одном заводе будет освоен выпуск широкого модельного ряда колесных тракторов четырех серий мощностью от 170 до 600 л. с. Будут выпускаться как классические трактора, так и шарнирно-сочлененные. Сейчас Ростсельмаш выпускает трактора двух серий — 2000-й и 3000-й (375–600 л. с.), которые практически полностью выпускаются из российских комплектующих (исключение составляют двигатель и пока коробка передач). Серия 1000 (320–340 л. с.) производится на заводе Buhler Versatile в Канаде, который входит в холдинг «Новое содружество» (в него же входит и Ростсельмаш). Машины этой серии также продаются в России. Также с этого года на канадском предприятии рамках сотрудничества Buhler и японской компании Kubota налажен выпуск новой серии тракторов средней мощности (175–220 л. с.).

Постройка нового тракторного завода намечена на конец 2022 года. Сейчас идет разработка проектной документации. Ростсельмаш последовательно модернизирует свое производство и к июню 2022 года планирует создание нового окрасочного комплекса, благодарю которому качество и стойкость конечного продукта вырастут. Инвестиции в проект составят порядка 3 млрд рублей.

Еще 2 млрд рублей Ростсельмаш инвестирует в производства трансмиссий. Это новая веха в истории предприятия — раньше подобной компетенцией предприятие не обладало. Благодаря этому уровень отечественных комплектующих в тракторах под брендом Ростсельмаш вырастет почти до 100%. Эти узлы предприятие ранее закупало у японской компании Ocuba Gear, однако в ноябре 2018 года владельцы предприятия приобрели техническую документацию на их производство. А в ноябре 2019 года на ростовской площадке предприятия уже собрана опытная партия первых отечественных коробок передач.

Также около миллиарда рублей будет инвестировано в расширение логистического комплекса на территории предприятия, что увеличит возможности по снабжению фермерских хозяйств необходимыми комплектующими. На предприятии этот участок работает 24 часа в сутки.

Вообще в течение следующих пяти лет в планах Ростсельмаш — выпуск 26 новых моделей и модификаций самоходной, прицепной и адаптерной техники. Объем инвестиций на этом направлении — порядка 7 млрд рублей.

Таким образом, в ближайшие пять лет предприятие инвестирует рекордный для себя объем средств — порядка 17 млрд рублей. Для сравнения: за последние четыре года объем инвестиций составил немногим более 7 млрд рублей. Благодаря этим средствам предприятие смогло обновить модельный ряд комбайнов, навесного оборудования, но главное — организовать производство тракторов двух модельных рядов — 2000-й и 3000-й серий.

Что же нужно для того, чтобы и другие российские предприятия продолжали увеличивать объем средств в производство?

Прежде всего — адекватная экономическая политика в отношении аграриев, тогда и появится спрос на технику. То есть сейчас, когда налоговая нагрузка на хозяйства в России составляет 54% с каждого рубля, бесполезно конкурировать с западными производителями. Тут стоит отметить, что на поддержку АПК в России в пересчете на евро в 2018 году выделяется около €3 млрд, а Евросоюз направляет на эти цели порядка €300 млрд.

Но дело даже не в деньгах (то есть не в прямом субсидировании). Чтобы исправить ситуацию с отставанием по обеспеченности техникой, достаточно снизить ключевую ставку ЦБ, запретить приобретать иностранную сельхозтехнику в регионах за счет бюджетных средств, ввести инвестиционную льготу по налогу на прибыль для стимулирования инвестиций в российское производство. Хотя бы ограничить (раз снизить уже не получится) рост цен на энергоресурсы и металл.

Не надо думать, что такого рода поддержка «развратит» отечественных производителей и заставит их выпускать некачественную технику. Тот же опыт программы 1432 показал, что отечественный аграрий с удовольствием приобретает отечественную технику. С начала действия программы поставки российской техники на внутренний рынок увеличились в 3,3 раза, а ее доля выросла в 2,5 раза. На каждый рубль выделенной субсидии в бюджеты всех уровней вернулось 1,89 рубля налогов. Благодаря действию программы в модернизацию отечественного сельхозмашиностроения вложены миллиарды рублей (один только Ростсельмаш за 5 лет вложил в модернизацию производства и выпуск новых моделей 7 млрд рублей). И все это без риска сворачивания производств из-за санкций и без налоговых льгот в рамках СПИК.

Политика государства по отношению к аграриям остается непредсказуемой — хозяйства каждый год гадают, каким будет размер поддержки, и вынуждены постоянно бороться за продление финансирования в рамках постановления № 1432 (субсидии аграриям при покупке отечественной техники).

Помимо непредсказуемого спроса, на отечественных машиностроителей давят постоянно растущая стоимость сырья и тарифов на энергоресурсы, ужесточение налоговой политики, остающиеся запредельно дорогими кредиты. Эти и другие нерешенные проблемы приводят к созданию неравных условий конкуренции между российскими и зарубежными компаниями.

Преимуществ у зарубежных производителей перед российскими много: начиная от ставок по кредитам (не более 1,7, как в США) и заканчивая низкими налогами и стоимостью энергоресурсов.

Зарубежные компании получают поддержку и в нашей стране. Более 50 российских регионов тратят бюджетные средства на закупки иностранной техники. Такая же ситуация с льготными кредитами Минсельхоза России. Отечественные заводы из-за подобного распределения государственных средств теряют часть прибыли.

Источники: Agro2b
среда, 19 февраля 2020
вторник, 18 февраля 2020
Все новости