КУРС ЦБ $ USD 92,7519 EUR 100,4425
00:00:00  00.00.0000
Москва 0 , 0м/с
Кредиты становятся роскошью. Где агросектору брать деньги на ведение и развитие бизнеса
Инвестиционная активность в АПК продолжает замедляться, несмотря на рост возможностей для развития бизнеса в связи с новым этапом импортозамещения. Среди причин — ограниченный доступ к финансированию. Коммерческие кредиты на фоне повышения ключевой ставки ЦБ стали фактически недоступны аграриям, особенно учитывая падение рентабельности производства, а льготных хватает не всем, и их объемы часто оказываются недостаточными для реализации проектов. В этой ситуации аналитики прогнозируют увеличение интереса к долговому рынку
Подписаться на новости

По данным , в первом полугодии инвестиции в основной капитал сельского хозяйства составили 234,2 млрд руб. — на 5,3% меньше, чем за январь — июнь 2022 года. При этом во многих ключевых сельскохозяйственных регионах наблюдается спад индекса физического объема инвестиций: в Белгородской области — на 12,6% в годовом выражении, в Брянской — на 43,6%, в Костромской — на 12,5%, в Курской — на 4,1%, в Краснодарском крае — на 2,8%, в Алтайском крае — на 12,9%, обращает внимание аналитик Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) Надежда Каныгина. «На негативный настрой инвесторов во многом влияют зачастую неожиданные государственные меры регулирования рынка: то установление фиксированных потребительских цен, то экспортные пошлины, в том числе новые с осени этого года, привязанные к курсу рубля, — в таких условиях сложно что-то планировать, и мотивация для инвестирования снижается», — комментирует она.

Также на инвестиционной активности сказывается ограниченный доступ компаний агросектора к финансированию, в частности к льготным кредитам: в этом году их выдача приостанавливалась из-за повышения ключевой ставки ЦБ. Кроме того,  не раз в течение года предлагал повысить максимальную ставку по таким займам с 5 до 7%.

Инвестактивность продолжает снижаться

Инвестиционная активность в секторе несколько сокращается с 2018—2019 годов. Причина — в ограниченном рынке для сбыта продукции АПК: внутренний рынок в основных сегментах насыщен, экспортные направления развиваются, но ввиду как климатических, так и логистических особенностей нашей страны внешние рынки завоевывать действительно непросто, отмечает вице-президент, руководитель Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. «Реальные темпы изменения инвестиций в АПК отрицательны со II квартала 2022 года», — добавляет она.

Директор по IT и инновациям компании-экспортера холдинга  Павел Конев связывает замедление инвестиционной активности в АПК как с резким ростом ключевой ставки, так и с активными капитальными вложениями в предыдущие несколько лет. Внутренний спрос насыщен, а развитие внешних рынков в текущей среде требует тщательной проработки, соглашается он со Снитко. «При этом мы видим инвестиционный интерес в развитии транспортно-экспортной инфраструктуры. Также в отрасли сохраняется интерес к приобретению масштабных земельных и производственных комплексов. Кроме того, сохраняется потребность в постепенном замещении сельскохозяйственной техники на оборудование из России и дружественных стран», — перечисляет он.

В целом в 2023 году объем льготного кредитования снизился на фоне роста ключевой ставки ЦБ, поскольку существенный объем выделенных бюджетных средств был перенаправлен на поддержку ранее взятых кредитных обязательств. «Денежно-кредитная политика в России в 2023 году ужесточалась, и пик роста ставок кредитования, по-видимому, еще не пройден. В этих условиях доступность кредитов в экономике снижается, и АПК не исключение, несмотря на наличие льготных механизмов поддержки», — говорит Снитко.

Ситуация с банковским финансированием сложная, условия кредитования бизнеса с учетом нынешних ставок и залоговых требований трудно назвать привлекательными, оценивает Каныгина. Тем не менее, согласно данным Банка России, в целом объем кредитов, предоставленных юрлицам-резидентам и ИП в январе — сентябре вырос на 10% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако в агробизнесе иная ситуация. Объем кредитов, предоставленных в сфере растениеводства, животноводства и охоты, за этот период увеличился всего на 0,6% в годовом выражении, при этом в производстве пищевых продуктов отмечено снижение на 9,3%, в производстве напитков — падение на 17,5%.

 

Льготному кредитованию не хватает предсказуемости

Система льготного кредитования — хороший инструмент и поддержка сельского хозяйства с учетом низкой рентабельности отрасли, считает Кристина Романовская из племхоза «Лазаревское». Но для того, чтобы это была полноценная и системная работа, аграриям не хватает планирования, подчеркивает она. Нужно хотя бы на год вперед понимать, какое финансирование будет предоставляться, в каком объеме и в какой период. «Сейчас получается так: дают-дают кредиты, ты приходишь с заявкой, а их уже и не дают, хотелось бы, чтобы государство заранее оповещало нас о прекращении финансирования, чтобы мы могли рассчитывать свои силы. Обратной связи и диалога в этом вопросе сейчас нет, — сетует руководитель. — На данный момент мы как в рулетку играем: брать деньги или не брать, а вдруг, если сейчас не возьмем, завтра уже не будет или наоборот — зачем сейчас брать, они будут и завтра. Нет понимания того, когда этот “аттракцион невиданной щедрости” закончится».

 

«Примечательно, что здесь и так низкая статистическая база: в январе —сентябре 2022-го объемы кредитования проектов в производстве пищевых продуктов упали на 47,2% в годовом выражении, в производстве напитков — на 14,4%», — сравнивает Каныгина, подчеркивая, что это динамика номинальных показателей, в реальном выражении они гораздо хуже. В перспективе все это чревато снижением предложения и, соответственно, ростом цен, предупреждает она. «Стоит отметить, что объемы кредитования АПК относительно небольшие: на сельское хозяйство, производство продуктов питания и напитков приходится не более 5% всех кредитов, выданных бизнесу», — добавляет она. 

Аналитик ФГ «» Игорь Додонов уточняет, что, как следует из данных ЦБ, российские банки в январе — сентябре выдали сельскохозяйственной отрасли кредиты на 1,086 трлн руб. При этом общая задолженность аграриев перед банками на 1 октября составила 2,65 трлн руб., уменьшившись за год на 1,7%. Хотя объем кредитования банками агропредприятий за девять месяцев, как и в прошлом году, превысил 1 трлн руб., прирост прошлого года был выше и за январь — сентябрь составлял 14%, обращает внимание старший партнер группы «Деловой Профиль» Ксения Архипова.

«Недавно глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев заявлял, что всего в 2023 году, до приостановки программы выдачи льготных кредитов в августе из-за роста ключевой ставки, аграрии получили 644 млрд руб. таких кредитов. Ранее сообщалось, что за весь 2022 год было выдано льготных кредитов на 600 млрд руб. Таким образом, доля таких кредитов в общем объеме кредитования сельскохозяйственной отрасли в этом году пока составляет весьма значительные 59% против менее 40% по итогам 2022 года», — сравнивает Додонов.

Если говорить об общих объемах бюджетных средств, направленных на льготное банковское финансирование на 2023 год, то они снизились по сравнению с 2022-м примерно на 10%, оценивает партнер практики по предоставлению услуг компаниям АПК «Технологии Доверия» («ТеДо») Михаил Фролов. А учитывая рост ключевой ставки, фактическое снижение объемов кредитования будет более существенным. По его словам, это является основным ограничивающим фактором доступности банковского финансирования для компаний агросектора.

Начальник аналитического отдела ИК «Риком-Траст» Олег Абелев считает, что доступность банковского финансирования для агросектора в этом году не изменилась. Несмотря на рост ставок, субсидирование отрасли и льготные программы кредитования не были свернуты или отменены. Более того, господдержка АПК была увеличена до 445,8 млрд руб., поясняет он. «Система льготного кредитования агросектора вполне успешно функционирует, несмотря на кризисы. , являясь, по сути, магистральным банком для всей отрасли, одинаково эффективно работает в рамках льготных программ, а также кредитуя предприятия на рыночных условиях», — рассуждает он.

Кредиты доступны не всем

В связи с относительно невысокими закупочными ценами на сельхозпродукцию, существенным удорожанием топлива, запчастей и других необходимых для производства компонентов, экспортными ограничениями и тому подобным рентабельность в отрасли в этом году, по разным оценкам, может опуститься до 10-12%, напоминает Додонов. На таком фоне кредиты под рыночные ставки выглядят трудноподъемными для многих игроков в секторе. Значение льготных программ кредитования сельхозпроизводителей, вероятно, будет оставаться высоким, думает он.

В целом льготное кредитование — это значимый инструмент для отрасли, позволяющий стимулировать развитие наиболее стратегически важных сегментов сельского хозяйства, соглашается Конев. Но, по его словам, есть определенные нюансы. Если не учитывать малые формы хозяйствования, для которых установлен отдельный объем субсидий, по остальным для аграриев действуют единые лимиты вне зависимости от размера бизнеса. «В результате банки стремятся в первую очередь финансировать наиболее крупные агрохолдинги: там размер кредитного риска значительно ниже и можно сразу выполнить план несколькими сделками», — знает он.

 

Сторонним инвесторам в АПК не рады

Еще один способ получения средств на развитие бизнеса — привлечение стратегического инвестора — не пользуется большой популярностью в АПК. «Если говорить о стратегии привлечения инвестиций через вхождение в капитал миноритарных акционеров — стратегических или финансовых, — то стоит понимать, что в большинстве случаев они будут ожидать либо дивидендных выплат, либо выхода из капитала через определенный срок с прибылью за счет роста стоимости компании, — комментирует Михаил Фролов из «ТеДо». — Такие сделки встречаются достаточно редко, так как требуемая доходность потенциальных акционеров, как правило, выше требуемой доходности кредиторов». Кроме того, подобные сделки более сложные в согласовании, требуют раскрытия достаточно большого объема информации компанией, на что не все бывают готовы, соответственно, участники рынка предпочитают банковское финансирование.

Привлечение стратегического инвестора пока экзотика для российского сектора АПК, соглашается Дарья Снитко из Газпромбанка. «Непрофильные инвесторы часто входили в агробизнес, который был относительно более доходным и динамичным по сравнению со многими крупными секторами российской экономики, но редко на правах портфельного акционера, предпочитая контрольные пакеты», — добавляет она.

Механизм привлечения стратегического инвестора или продажи доли в компании не столь популярен в отрасли, как инструменты долгового рынка, в частности облигаций, вторит им Олег Абелев из «Риком-Траст». В случае привлечения стратегического партнера всегда высок риск потери контроля над предприятием прежними владельцами, считает он. «Если говорить о привлечении средств за счет поиска стратегического инвестора, то для сельского хозяйства это означает расстаться с бизнесом», — солидарен с ним Александр Неженец из «Прогресса».

«В лице нашей компании-учредителя — фирмы “Август” — мы имеем главного стратегического инвестора, с прямым участием которого создан агрохолдинг и запускается каждый проект: от оснащения необходимой техникой до инфраструктурного развития», — говорит Айдар Галяутдинов из «Август-Агро».

 

Председатель правления колхоза «Красная звезда» (Тверская область) Владимир Чистяков тоже считает, что сейчас банки гораздо охотнее дают льготные и даже беспроцентные кредиты крупным компаниям, а небольшие предприятия от этого страдают. Агрохолдинги предлагают своим работникам зарплаты выше среднерыночных, люди едут к ним работать из крупных городов. А из деревень уезжают, поскольку там для них работы нет — небольшим предприятиям сложно предложить сопоставимую зарплату, в том числе потому, что они не могут привлекать такие объемы банковского финансирования. «В этом году у меня получилось взять льготный кредит, так как у компании был положительный финансовый баланс. Но из всего нашего района кредит одобрили только мне, — отмечает руководитель. — А вот в прошлом году льготный кредит получить не удалось, потому что финансовые показатели в компании были хуже». В целом Чистяков полагает, что кредиты, даже льготные, — это не самый лучший способ поддержки агросектора, ведь их нужно отдавать. По его мнению, гораздо эффективнее помогать сельхозпроизводителям субсидиями, поскольку сейчас агросектор убыточен.

«Ключевая ставка Центробанка составляет 15% (к третьей декаде ноября), соответственно, коммерческие кредиты мы можем получить под 18,5% годовых, — подсчитывает гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец. — При рентабельности растениеводства, которая в нашей компании складывается на уровне около 10%, это запредельная ставка. В то же время программы субсидирования сокращаются. Недавно нас предупредили, что до марта у государства не будет денег на выдачу льготных кредитов».

Ситуация с банковским финансированием очень неблагоприятная даже для поддержания жизни сельхозпредприятий, подчеркивает руководитель, об инвестициях в развитие думать даже не приходится. Хотя с банком «Кубань Кредит», в котором кредитуется «Прогресс», по его словам, у агрофирмы очень хорошие отношения, общая ситуация с кредитованием агробизнеса и субсидированием сельского хозяйства неблагополучная.

В этом году компании были нужны кредитные средства на приобретение импортной техники: комбайнов Jaguar, дооснащенных под уборку кукурузы на корнаж, свеклоуборочных комбайнов. В прошлом году «Прогресс» покупал их с субсидией, в этом году техника из недружественных стран не субсидируется, рассказывает Неженец. «Но кого мы хотим наказать? Производителей из недружественных стран или российских фермеров? Изготовители техники продадут ее в любом случае — нам или аграриям из других стран. Но ситуация будет ухудшаться у нас, — рассуждает он. — Нам сложно оплачивать комбайны зарубежного производства, и затраты на технику, с одной стороны, уменьшают нашу прибыль, с другой — перекладываются на конечных потребителей».

В этом году агрофирма получила льготный кредит 70 млн руб. на закупку животных для откорма. Однако потребность была гораздо выше — 300 млн руб. «Мы получили в четыре раза меньше — такой лимит на предприятие был установлен по нашему региону, — продолжает Неженец. — Также мы получали льготный оборотный кредит, бюджет на который для Краснодарского края тоже урезали с 500 млн руб. на хозяйство до 250 млн руб., так как регион якобы и так успешный в плане сельского хозяйства. Но ведь высокие урожаи мы имеем за счет применения удобрений, покупки техники, элитных семян, средств защиты растений. Наши затраты значительно выше, чем во многих других регионах».

Деньги на точки роста

Крупные игроки тоже сталкиваются со сложностями в привлечении льготных кредитов. Так, группа «» в середине года была вынуждена пересматривать планы по инвестиционным проектам и искать иные источники финансирования текущей деятельности. «Дополнительно рост кредитной ставки оказал давление на банковские ставки, по некоторым направлениям их уровень достиг максимальных значений в рамках льготных программ», — делится представитель агрохолдинга.

Компания «Август-Агро» в этом году смогла получить льготные кредиты на производство продукции растениеводства и на производство продукции молочного КРС. «Получение финансирования — это всегда непростой вопрос, он требует длительной проработки со стороны всех участников», — признает гендиректор компании Айдар Галяутдинов. По его словам, льготное кредитование очень важный инструмент, без которого большинство проектов компании было бы невозможно реализовать.

 

ЦБ: ужесточение условий кредитования мало коснулось агросектора

Ужесточение условий кредитования в ноябре (это в основном проявилось в повышении номинальных процентных ставок по кредитам) в наименьшей степени коснулось предприятий сельского хозяйства, говорится в информационно-аналитическом комментарии Банка России по итогам опросов предприятий нефинансового сектора экономики. Кредитная активность предприятий оставалась высокой, в том числе на фоне ожидаемого будущего спроса и госзаказа, отметил ЦБ.

 

Главный стимулирующий фактор для инвесторов — это доходность бизнеса, продолжает топ-менеджер. В Татарстане между тем рентабельность снижается уже третий год подряд: как по продукции растениеводства, так и по молоку, обращает внимание он. «Однако наличие господдержки как способа сохранить доходность может стимулировать инвестиционную активность. В целом чем понятнее рынок инвесторам, тем меньше опасений и больше активности с их стороны», — добавляет Галяутдинов.

«На фоне возросших геополитических рисков обеспечение населения доступными и качественными продуктами питания российского производства имеет приоритетное значение, — подчеркивает представитель «». — И получение государственной и региональной поддержки в виде льготных кредитов, прямых инвестиций, специальных условий приобретения сельскохозяйственной техники крайне важно для решения этой задачи».

В 2023 году племхоз «Лазаревское» получил около 0,5 млрд руб. на строительство семенного завода, а также оборотный кредит и кредит на покупку техники. В начале года проблем не возникало, а вот получить дофинансирование далее было уже достаточно сложно, рассказывает гендиректор и владелица компании Кристина Романовская. «Мне даже сказали, что я взяла последние 100 млн руб. из статьи на инвестиционные кредиты, — вспоминает она. — У нас не хватило средств на то, чтобы закончить строительство семенной линии, но пока (к третьей декаде ноября) нам не дают возможность получить второй инвестиционный кредит в размере 100 млн руб., чтобы выполнить план строительства в этом году».

В целом в этом году государство дает деньги менее охотно, чем в прошлом, продолжает Романовская. «В 2022-м нас просто заваливали короткими деньгами и инвестиционными кредитами — предложения были достаточно щедрыми, и их было много. В 2023 году последний инвестиционный кредит, который мы получали на технику, уже был сложный: с первого раза нам его не дали, — делится она. — Как мне объяснили, причина в том, что аграриям уже выдано достаточное количество денег, исчисляемое триллионами. А поскольку ставка ЦБ начала расти, банкам стало сложнее обслуживать субсидированные кредиты».

При этом для сельхозпроизводителей именно льготный кредит является единственным принципиально возможным, уверена Романовская. «Именно это позволяет нам брать кредиты и понимать, в какую сторону вообще смотрит государство. Например, давали деньги на семенные заводы — мы его и построили. Не дают деньги на свиноводство — я не строю новые корпуса, потому что отмечаю перепроизводство свинины в стране, — комментирует она. — Конечно, государство поддерживает те сектора, в которых оно видит точки роста. Это правильно, и это нормальный диалог с бизнесом. В перспективе, могу сказать, что по той информации, которая у меня есть, ситуация только усугубится».

Льготное кредитование всегда было краеугольным камнем для принятия решений об инвестициях в АПК, говорит Снитко. «Фактически весь инвестиционный бум с 2014 по 2018 год был основан на льготных кредитах, которые, безусловно, позволяли инвесторам снижать риски в этом бизнесе. Некоторые отрасли, например свиноводство, фактически создавались с нуля, без льготного кредита таких темпов развития мы бы никогда не увидели, — рассказывает она. — И благодаря программам поддержки инвестиций сегодня созданы предприятия с современными технологиями производства, работающие на абсолютно сопоставимом с лучшими в мире аналогами уровне. Многие направления производства в АПК уже прошли процесс импортозамещения и начали экспортировать продукцию, в этих условиях могут развиваться уже на созданной базе без дополнительных льготных программ». Но новые направления, например семеноводство, особенно с учетом целей по ускоренному импортозамещению, по словам Снитко, все еще требуют более выгодных финансовых условий, поскольку при рыночных условиях кредитования инвесторы оценивают такие проекты как слишком рискованные.

Правда, в ноябре  решил активизировать поддержку производства мяса бройлеров. Хотя в целом страна обеспечена продукцией птицеводства, и она поставляется на экспорт, спад объемов выпуска привел к росту цен, который в том числе заметил президент Владимир Путин. Для дополнительной поддержки производства мяса бройлеров агроведомство решило расширить направления целевого использования льготных инвестиционных кредитов отдельно для этого сектора. С 1 декабря 2023 по 31 декабря 2024 года производителям мяса бройлеров и продуктов его переработки будут доступны инвестиционные кредиты на срок от двух до пяти лет на приобретение техники и оборудования для производства и переработки мяса бройлеров (в том числе на оплату таможенных пошлин и НДС за поставки оборудования). Кредиты сроком от двух до восьми лет можно будет получить на строительство, реконструкцию и модернизацию бройлерных птицекомплексов, следует из проекта приказа.

Рынок созрел для публичных размещений

Учитывая, что возможности привлечения кредитов уменьшаются, некоторые аналитики прогнозируют рост интереса аграриев к другим инструментам, в частности облигациям. Так, группа «» в октябре сообщила о регистрации дебютной программы облигаций на Московской бирже на 15 млрд руб. сроком на 10 лет.

За последние 20 лет финансовый рынок России существенно развился, и группа «» стремится быть его частью, говорит представитель агрохолдинга. Сегодня у компании есть возможность привлекать не только классические кредитные продукты, но и пользоваться широким перечнем различных финансовых инструментов, которые реализуются банками и другими финансовыми институтами. «Группа “” имеет рейтинг независимых рейтинговых агентств (в 2023 году “Эксперт РА” повысил рейтинг до уровня ruAA-). Сейчас в обращении находятся четыре выпуска облигаций, акции торгуются на бирже. Также активно изучаются новые финансовые инструменты, в том числе цифровые финансовые активы (см. врез)», — рассказывает он.

«В экономической теории привлечение банковского кредитования, как правило, является более дорогим источником финансирования по сравнению с публичным размещением долговых бумаг. Для компаний, которые имеют хорошие финансовые показатели действующего бизнеса, облигационный рынок более интересен в части как ставок, так и гибкости, — комментирует Дарья Снитко. — Правда, не каждый средний и мелкий игрок может нести затраты, связанные с выходом на облигационный рынок. Именно зрелость и укрупнение российского агробизнеса сегодня создают предпосылки для роста числа размещений компаний АПК на долговом рынке». Для проектного финансирования, создания бизнеса с нуля, особенно в новых отраслях, кредит и привлечение в капитал инвестора — единственные опции для получения средств для развития, добавляет эксперт.

 

Цифровой финансовый актив

— имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Права собственности на такое имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций. К цифровым финансовым активам относятся криптовалюта, токен.

Выпуск и обращение цифровых финансовых активов — новое явление на финансовом рынке. Их преимущество в том, что они создаются на базе технологии распределенных реестров. Это позволяет автоматизировать исполнение сделок за счет применения смарт-контрактов. Использование такой технологии открывает новые технологические горизонты на финансовом рынке, говорится на сайте ЦБ.

 

Михаил Фролов считает льготное кредитование более выгодным инструментом, чем облигации, поэтому размещение последних, по его оценке, не очень востребовано у аграриев. Повышение интереса к ним возможно в случае дальнейшего снижения объема бюджетных средств, направленных на льготное банковское финансирование, и если купонная ставка облигаций сможет конкурировать со ставкой по коммерческим кредитам. «Облигации несильно отличаются от кредитов: проценты по ним нужно предлагать примерно те же или даже чуть выше, чем люди могут получить по депозитам в банках, — от 15 до 17%», — соглашается Александр Неженец.

Агропредприятия, как и любой другой бизнес, заинтересованы в расширении источников финансирования, и до введения санкций выпуск облигаций использовался многими региональными агрохолдингами в качестве источника финансирования инвестпроектов, знает Ксения Архипова. Однако теперь, когда ключевая ставка балансирует у максимумов последних 10 лет, агросектор все больше рассчитывает на господдержку, оставляя рынок облигаций почти без внимания, оценивает она. «Инвестиционная активность в основном поддерживается льготным кредитованием и механизмами компенсации части расходов на создание инфраструктуры. Хотя этого недостаточно, чтобы обеспечить динамичное развитие отрасли, других источников финансирования в ближайшей перспективе, скорее всего, не будет, — считает Архипова. — Ситуация будет оставаться сложной до тех пор, пока российский агрорынок не станет интересен инвесторам из стран, не присоединившихся к санкциям».

По мнению Абелева, инвестиционная активность в АПК снижена, поскольку участники рынка не вполне понимают, какая стратегия окажется в долгосрочной перспективе успешной: продолжить ли кредитоваться в банке, собирать документы для участия в льготной программе кредитования или готовиться к выходу на долговой рынок. «Пока тактика выжидания на рынке преобладает. Долю неопределенности вносит волатильность ставок, высокая доля импортных составляющих в АПК, затраты на закупку и обслуживание которых растут, — говорит он. — Вместе с тем АПК именно сейчас открыл для себя возможности альтернативного кредитования в виде долгового рынка. Еще несколько лет назад сельхозпроизводителям было сложно представить себе, что они могут прибегнуть к такому способу привлечения финансирования».

Сейчас инвесторов в большей степени сдерживают от вложений в развитие российского АПК инфраструктурные риски, нежели экономические, продолжает Абелев. «С течением времени мы не исключаем повышение инвестиционной активности в АПК. На облигационном рынке уже работают племзавод “Пушкинское”, Истринская сыроварня, Сергиево-Посадский мясокомбинат, также нам известно о достаточно амбициозных новых планах по размещению бумаг другими российскими эмитентами, — рассказывает он. — Выходя на рынок капитала, сельхозпроизводители могут выбрать оптимальный кредитный инструмент, и на более гибких условиях по сравнению с банковскими продуктами».

С акциями — на выход

Финансовые аналитики прогнозируют рост интереса агрохолдингов к проведению IPO — первичному размещению акций на бирже. Накопившаяся ликвидность внутри страны стимулирует развитие фондового рынка. Сейчас в России не так много компаний АПК с акциями, котирующимися на бирже, при этом в разное время за последние пять-семь лет несколько компаний заявляли о своих амбициях выхода на IPO, напоминает Фролов, добавляя, что сейчас их количество могло бы возрасти. «Учитывая то, что АПК является инвестиционно-привлекательным сектором, обладающим как внутренним, так и экспортным потенциалом с существенным объемом государственной поддержки, который при этом прямые санкции обошли стороной, предприятия сектора наверняка будут интересны инвесторам», — уверен эксперт.

Кроме публичных компаний пищевой промышленности — «», «» и «Инарктика» — в России есть достаточно много крупных частных компаний, комментирует аналитик ФГ «» Анна Буйлакова. Некоторые отличаются большей открытостью, в том числе из-за привлечения средств на долговом рынке (например, «»). «Компании, уже участвующие в публичном рынке долгового капитала, могут быть более вероятными кандидатами к проведению IPO, — предполагает она. — АПК — это в целом зрелый рынок, однако отдельные направления могут быть перспективнее других. Интересными могут быть предприятия с глубоким уровнем переработки и более высокой добавленной стоимостью, компании на стыке АПК и технологий, а также предприятия с экспортной составляющей».

Санкции позволили усилить позиции отечественных агрохолдингов, что, несомненно, сделает их ценные бумаги привлекательными для стратегических инвесторов, считает Архипова. Однако в условиях, когда российский фондовый рынок становится все более изолированным из-за санкций, компании могут рассчитывать только на отечественных инвесторов, и масштабные IPO попросту не найдут покупателя, предупреждает она. «Другим препятствием для выхода российских агрокомпаний на IPO является расширение персональных санкций, затрагивающих их владельцев», — добавляет эксперт.

 

Малые хозяйства рассчитывают только на себя

По слова Надежды Каныгиной из ИКСИ, банковское финансирование субъектов малого и среднего агробизнеса идет более активно: за три квартала для данного сегмента объем кредитования сельского хозяйства вырос на 9,9% в годовом выражении. На производство пищевой продукции выдали кредитов на 13,2% больше, чем год назад, на производство напитков — на 7,2% больше.

Правда, фермер из Московской области (30 га пашни) Александр Лагутин говорит, что его хозяйство не пользовалось банковскими финансовыми продуктами ни в этом году, ни ранее. «Мы продумываем стратегию своей работы таким образом, чтобы не влезать в кредитные обязательства, — поясняет он. — Использование кредитов, даже льготных, существенно увеличивает себестоимость продукции. Такие инструменты, как привлечение стратегических инвесторов или размещение облигаций, нам тоже неинтересны — в рамках нашего небольшого хозяйства вполне можно обойтись без долговой нагрузки и дополнительных рисков». При этом Лагутин добавляет, что знает фермеров, которые берут кредиты, и зачастую они сталкиваются со сложностями, связанными с их возвращением. Сейчас, когда цены на сельхозпродукцию низкие, эти кредиты выплачивать особенно сложно. Некоторым предприятиям даже приходится объявлять себя банкротами, распродавать приобретенные в кредит активы, делится он.

 

Кристина Романовская говорит, что у нее есть мысли провести IPO «Лазаревского» через два-три года. «Мне кажется, что это оптимальный инструмент для привлечения дополнительных инвестиций, потому что меня не устраивает тот темп, которым моя компания развивается сегодня, — поясняет она. — С инвестиционными и субсидированными кредитами все будет происходить гораздо быстрее. В этом смысле выход на IPO — эффективный и альтернативный вариант для стремительного роста бизнеса». Сейчас потенциал сельского хозяйства недооценен, в частности из-за непрозрачного учета в компаниях, что связано с низким уровнем цифровизации, а, конечно, любой инвестор хочет знать точные показатели финансового состояния бизнеса. «В целом это огромное и перспективное направление для инвесторов», — добавляет она.

Правда, в этом году привлекательность агросектора, особенно растениеводства, сильно снизилась в связи с низкими ценами на продукцию, негативно влияет внешнеполитическое и внешнеэкономическое давление, экспортные цены, в том числе на зерно, вывозные пошлины и т. д. «Еще не хватает людей. Да и мода на сельское хозяйство как таковая пока отсутствует — ее нет уже много-много лет, — сетует Романовская. — Это еще один негативный фактор, связанный с нехваткой кадров. Инвестиционная привлекательность сельского хозяйства пока низкая при бесконечном потенциале отрасли».

Как и весь отечественный бизнес, с прошлого года аграрная отрасль столкнулась со сложностями в доступе к импортному оборудованию, технике, семенам и средствам защиты растений. Это потребовало корректировок в инвестиционных проектах, изменения операционных процессов, перечисляет представитель «». «Однако сейчас уже можно говорить о том, что программа импортозамещения себя оправдала: появляются новые отечественные производители, расширяется география экспорта, находятся новые партнеры. Конечно, выводы делать рано, но инвестклимат в России постепенно стабилизируется, у отечественных сельхозпроизводителей появляются новые возможности для развития бизнеса», — заключает он.

В подготовке статьи участвовала Елена Максимова.

Источники: Агро Инвестор
четверг, 22 февраля 2024
среда, 21 февраля 2024
вторник, 20 февраля 2024
понедельник, 19 февраля 2024
четверг, 15 февраля 2024
пятница, 09 февраля 2024
четверг, 08 февраля 2024
среда, 07 февраля 2024
вторник, 06 февраля 2024
понедельник, 05 февраля 2024
пятница, 02 февраля 2024
среда, 31 января 2024
Все новости